Внуково, поздняя осень, прилетает Ли-2 из Минска. Выпросили стоянку возле аэровокзала, рядом с Ростовским Ли-2. Погоду дают перед вылетом — «обледенение». КВС командует — Слава слетай! Слава берет чемоданчик вмещающий емкость на 5 литров спирта и вразвалку идёт в ИТС. Получает спирт пока экипаж готовится к вылету…

КВС — Слава, спирт где? Слава — Шеф, так у тебя под жопой. КВС тянется под своё сиденье, шарит там и….. ПУСТО! СЛАААВАА БЛ@ДЬ! Бортмеханик выглядывает в иллюминатор, смотрит как соседний борт начинает запускаться…. вдруг срывается с места и в лучших традициях братьев Знаменских рвётся к соседнему самолету. Прыгая по пассажирам и коробкам добирается до кабины, кидает стоящего в проходе бортрадиста тянется под кресло КВС, выхватывает к полному изумлению публики чемодан из под кресла и таким же обратным ходом возвращается на свой борт, победоносно объявив на весь салон и кабину — «Спирт на борту»!!!

Автор Anton Vainovsky

Hа «козелках» стоит самолет. К нему подогнали «гидравлическую» машину с целью проверить уборку/выпуск шасси. Дали давление в систему, перевели кран на уборку. Одна нога убралась, другая осталась на месте. Посозерцав немного эту картину, решают попробовать выпустить шасси. В результате убранная нога выпустилась, но выпущенная — убралась… Ещё раз повторяют процедуру. Результат, естественно, тот же. Само собой, что зевак вокруг собралось изрядное количество… И голос из толпы: «Он у вас что, как курица по полосе разбегаться будет?

Рассказал Олег Агдамов.

В конце 70-х прилетели в Гурьев- пустой аэродром с железкой на случай бд. Подходит к нам солдат и озираясь по сторонам ( чтобы свои не услышали) спрашивает: » Вот я 2 года хожу ДСП, скоро дембель, а что такое ДСП я не знаю. А у других спросить уже стыдно. Расскажите».

Рассказал Виктор Ведерников.

Пояснил Александр К.

ДСП — дежурный по стоянке подразделения, только на аэродроме в светлое время суток и рабочие дни. В тёмное время суток и выходные берётся под караул.

Я служил на Чукотке, на авиабазе… и это случилось не по рассказам, а с нами, срочниками. Мы разгружали на складе СВиБ простые бомбы, 250 кажись кило и одна выпала из ЗиЛа-131 на площадку бетонированную… Мы тут же присели на корточки и позакрывали голову руками… потом долго ржали с этого….

Рассказал Зяма Иванов.

Пояснил Валерий.

Ну насчет бомбы, обычная бомба тоже не изорвется при падении на взлете, т.к. есть на бомбе предохранитель, на головной части, вертушка, которая от скоростного потока раскручивается и ставит взрыватель на боевой взвод. Те, кто упали просто неграмотные. Падение бомбы на стоящем на земле самолете не редкость, по разным причинам, все это должны знать. Ну упала, да и упала, заново повесили на держатель. Но как байка пойдет.

У меня батя в советские времена был замначальника отдела комплектации и снабжения в КБ «Скорость» (КБ Яковлева) и как-то сопровождал Камаз с деревянными макетами подвесного вооружения для продувки в ЦАГИ. Бомбы, ракеты и подвесные баки. Ну и по всем традициям жанра на повороте у поста ГАИ, в районе Балашихи, лопается стяжка и бортовой Камаз начинает ронять все это в сторону бледнеющего постового. Его еле откачали потом…

Рассказал Alex Smirnov.

У Як-38 была автоматическая система принятия решения о катапультировании пилота и на испытаниях случилось несколько несанкционированных отстрелов экипажа на взлетном вертикальном режиме, без видимых на то причин. Проблему искали больше года и под микроскопом. Оказалось, что на взлетном режиме, частота оборотов двигателя совпадала с резонансной частотой пружинок в реле блока управления и от вибрации, контакт разгонялся и ложно срабатывал. Поменяли пружинки на пожестче и проблема ушла)

Рассказал Alex Smirnov.

Помню случай. В конце 60-х получили задание сесть на заброшенный полевой аэродром, вывезти какую-то «шишку». Предупредили , что ни РТС, ни связи никакой не будет, только посадочный знак — буква «Т». Нашли мы это поле, прошлись над ним. Что удивило, знак «Т» действительно был, но выложен был точно в центре этой площадки. Прошлись еще раз на малой высоте — поле вроде ровное, ям никаких нет. Решили садиться по выложенному знаку не долетая 100 м. Тогда до конца площадки останется метров 400, что для Ил-14 вполне достаточно, тем более — грунт. Сели, подрулили к какому-то бараку. Вышел старый дед с берданкой, спрашиваем :

— Что ж ты дед, знак посреди поляны пристроил?

— А то сынки, что это уже 3-й знак, а первые два с краю ложил, так их окрестные сп.. скомуниздили… Ну думаю, сюда абы кого садиться не заставят, чай сообразят летуны!

Вот такая история .

Не про полеты. Приехал в полк инженер авиации корпуса ПВО. Решил проверить средства пожаротушения. Заехал к нам в зону стоянки эскадрильи. Два куста с капонирами, два щита там и щит у хранилища ракет. Обошел все — понравилось ему очень. Построил техников с механиками и стал рассказывать какой бардак в этом отношении в соседнем полку. И ведра не покрашены и песка в ящике мало, топоров нет…. А у вас тут — любо дорого посмотреть… И хотел было снять багор с пожарного щита. А он приварен! Топор — приварен! Ломы тоже были приварены. Посмотрел на нас, махнул рукой, сел в УАЗик и уехал в штаб.

Рассказал Руслан.


0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.